addEvent(window, 'load', initCorners); function initCorners() { var settings = { tl: { radius: 20 }, tr: { radius: 20 }, bl: { radius: 20 }, br: { radius: 20 }, antiAlias: true } curvyCorners(settings, "#floatTip"); }
«Золотая перчатка». Смешно и мерзко

29.05.2019

Фрагмент постера фильма «Золотая перчатка» / Фото: kinopoisk.ru

«Смех и блевотина идут из одного места – не всегда отличишь!», – говорит завсегдатай бара «Золотая перчатка», представительнице Армии спасения. Эту фразу можно назвать квинтэссенцией фильма. Смешно и мерзко было в равных пропорциях.

 

События происходят в Гамбурге в 1970-х. Гражданин неприятной наружности, с разбитым носом, сальными волосами, сутулый, как горбун из Нотр-Дама, чьё предложение выпить с ним принимает далеко не каждая забулдыжка, находится в состоянии перманентного желания – нажраться и совокупиться. Причём второе у него не получается – то ли ввиду успешного осуществления первого, то ли или из-за вынужденного выбора партнёрш… В пьяном угаре он совершенно буднично убивает своих собутыльниц. Тела расчленяет и частично выбрасывает на мусорку, а частично (самые массивные фрагменты) прячет в нише мансардного этажа… Это Фриц Хонка во всей красе – реально существовавший человек. Фатих Акин воспроизвёл события с максимальной достоверностью – по книге, которую написал Хайнц Штрунк. Достаточно сравнить интерьер комнаты убийцы в фильме с фотографиями квартиры Хонки, которые мы увидим в финальных титрах, чтобы это понять.

Зло по Фатиху Акину – не просто страшное, но мерзкое до рвотных позывов. Оно не эстетствует и не заигрывает с искусством и философией

Режиссёр не рассказывает нам предысторию персонажа (почему маньяк стал маньяком). Он сразу показывает монстра с необузданными желаниями, и показывает с большой долей чёрного юмора. А делает он это намеренно – для того чтобы мы могли увидеть чистое, первозданное зло, которое могло проявить себя не только в 70-х, но и в любое другое время, в том числе и в наше. Такие поступки, по мнению Акина, нельзя оправдать ничем. Зло по Фатиху Акину – не просто страшное, но мерзкое до рвотных позывов. Оно не эстетствует и не заигрывает с искусством и философией, как делал, например, главный герой фильма «Дом, который построил Джек». Фильм Ларса фон Триера часто сравнивают с произведением Акина. Однако у этих картин больше отличий, чем совпадений. Это не Ганнибал Лектер и даже не граф Дракула в исполнении обаятельного Гари Олдмана, это чистый Мистер Хайд без намёка на существование в персонаже Доктора Джекилла (есть даже какое-то внешнее сходство персонажа в картине Рубена Мамуляна 1931 года)… Была, правда, у Хонки минутная слабость – попытаться бросить пить, – но, увы, попытка эта не увенчалась успехом.

Важно отметить, что Фатих Акин ориентировался при создании картины на работу польского режиссёра Кшиштофа Кесьлёвского «Короткий фильм об убийстве», которую можно назвать своего рода ключом к пониманию «Перчатки» (в том, что убийство – это некрасиво). «Золотая перчатка» же – противоядие, или даже соляная кислота, которая призвана выжечь ощущение, что смерть – это хорошо конвертируемый продут. На экране в первую очередь.

Нет, смотреть этот фильм во второй раз не хочется, да и в первый людям чувствительным нет в нём нужды. Однако в защиту картины стоит сказать, что все события на экране, какими бы ужасными они нам ни казались, дорисовываются нашим воображением. Нашим! Например, мы даже не видим самого процесса отрезания головы ручной пилой, что для сериала «Ходячие мертвецы» было бы совершенно прозаично. Смотреть «Перчатку» стоит, хотя бы для того, чтобы пробить скорлупу отстранённого восприятия смерти на экране. Вас передёрнуло на просмотре, вас тошнило? Значит, режиссёр добился своей цели.

«Золотая перчатка» же – противоядие, или даже соляная кислота, которая призвана выжечь ощущение, что смерть – это хорошо конвертируемый продут

Фатих Акин говорит о том, что снял хоррор, а социальный подтекст – это дело второстепенное. Мол, я просто хотел создать фильм в своём любимом жанре, который, как я считаю, никогда не уйдёт из кинозалов в стриминговые сети, потому что это очень удобно – сидеть в мягком кресле и вытеснять свои страхи просмотром ужасов. И тут вспоминается наш соотечественник Юрий Быков, который тоже говорил о том, что снял в первую очередь боевик, а всё остальное – это просто контекст. Речь о «Заводе». В обоих случаях зритель путается, что ему сейчас показали, и находится после просмотра в замешательстве. И не то, и не другое. Поклонники «Человеческой многоножки», наверное, смогут по достоинству оценить «Перчатку», но, вероятно, тоже споткнутся об контекст, который им до лампочки. А социальный подтекст, как бы ни открещивался от него режиссёр, в «Перчатке» есть. В гротескной, доведённой до сюрреализма форме нам показано социальное дно Германии, люди побеждённые и не сумевшие оправиться от психологических травм Второй мировой, несмотря на экономическое процветание. Стоит задуматься, почему эта тема так заинтересовала режиссёра. Да, книга, по которой был снят фильм, является бестселлером в Германии, значит, население интересуется и тема хайповая – надо снимать. Можно подумать, что именно так рассуждал Фатих Акин. Однако приобретает ли современное звучание история 50-летней давности? Проговаривает ли она время настоящее и место, где она была создана? Думается, что режиссёр, на протяжении всей своей карьеры демонстрирующий небезразличность к событиям, происходящим вокруг него, не стал бы браться просто за ужастик.

Мнения зрителей, которые поделились ими на спецпоказе фильма в Краснодаре, читайте в следующем материале.

Кинообозреватель Алексей Двоеглазов