addEvent(window, 'load', initCorners); function initCorners() { var settings = { tl: { radius: 20 }, tr: { radius: 20 }, bl: { radius: 20 }, br: { radius: 20 }, antiAlias: true } curvyCorners(settings, "#floatTip"); }
Пуля в голове

14.02.2013

Держите меня семеро

Сталлоне, словно вышедший из кадра «Неудержимых» и ступивший на дорогу, по которой он хочет пойти в одиночку, без команды таких же супергероев, оправдал извращённые представления российских прокатчиков о качественном переводе оригинального названия.


Bullet to the Head в буквальном переводе с английского означает «пуля в голову». Однако, проанализировав увиденное на экране, понимаешь: иначе как «Неудержимый» перевести это было невозможно. В чью голову и как глубоко вошла та самая пуля, мы сейчас разберёмся.

Джимми Бобо из «Неудержимого» – точная копия предводителя головорезов из «Неудержимых» Барни Росса. Слай остался таким же бруталом – наёмником со знакомым кодексом чести: «Кроме женщин и детей… Половина денег сразу, вторая половина – как работа будет выполнена». Те же шутки про возраст. («Неплохая реакция для старика», – говорит молодой азиатский коп Сильвестру. «За старика ответишь!» – отвечает престарелый итальянский жеребец.) Те же татуировки на немолодом, но ещё мускулистом теле и с такой же охотой демонстрируемые. Видимо, свои, родные «колы» – куда без них! «Дорожная карта жизни», – как объясняет их «носитель» в фильме.

Джимми Бобо – это охотник за головами. Он искренне верит, что убивает только плохих людей, честно зарабатывая себе на хлеб с маслом

В копилку самолюбования падают и фотографии взросления Сталлоне, которые вереницей проносятся перед зрителем, как страницы из дела новоорлеанского киллера (оказывается, «специалист» уже не один год находится на мушке у полиции). Тут вам Слай в двадцать лет, а вот он же в двадцать пять, дальше тридцать, сорок… В общем, частый гость в участке. И просто диву даёшься: какой гуманный в Штатах суд – такого неисправимого головореза не может закрыть навечно.

По сути, Джимми Бобо – это охотник за головами. Он искренне верит, что убивает только плохих людей, честно зарабатывая себе на хлеб с маслом. Но в то же время это и герой нуара, о чём свидетельствует закадровое повествование от первого лица в мрачной манере (без малого «Город грехов»): «…Я спас копа. Обычно я так не поступаю. Но бывает, надо отходить от принципов. Вот моя история». Только история эта незамысловата. И имя ей – месть. Молодой шумоголовый подельник Слая погибает при странных обстоятельствах, почти сразу после выполненного заказа. Естественно, Бобо это так просто не оставит. Под ногами у него постоянно путается молодой азиатский коп Тэйлор Квон. С ним-то и придётся объединиться киллеру для воздаяния по заслугам негодяям, посмевшим умертвить друга.

Не смог удержаться

И тут нельзя пропустить чисто тарантиновский диалог между Бобо и Квоном. «Мне нравится твоя самурайская отвага», – говорит Бобо. «Самураи из Японии, а я из Кореи. Это то же самое, если сказать, что любимая итальянская еда – это тако (мексиканское блюдо)», – отвечает не простой, как кажется вначале, азиатский коп. «Дурацкая аналогия», – констатирует потомок древних римлян Сталлоне. И таких диалогов будет несколько (этот самый яркий). Они приятно разбавят банальную историю, в которой будет столько нелепостей, сколько пуль в безразмерной обойме заглавного персонажа. Но самое трогательное – это оболочка простой флэшки, выполненная в виде меню DVD-диска, на котором собраны и каталогизированы мздоимцы всех мастей.

Диалоги приятно разбавят банальную историю, в которой будет столько нелепостей, сколько пуль в безразмерной обойме заглавного персонажа

Флэшка в кино вообще уже давно достойна стать темой отдельного исследования. За ней охотятся, её теряют и прячут в невообразимых местах. В воде она не тонет и в огне не горит… Да что там – иногда интрига всего произведения завязана вокруг информации на сменном носителе. Киношные представители криминальных и властных структур во что бы то ни стало пытаются завладеть пресловутой флэшкой, наивно полагая, что с её помощью они смогут править миром, и традиционно забывая о существовании простой функции Copy-Past. В «Неудержимом» флэшка тоже появилась, покрасовалась-покрасовалась и… в финале про неё никто даже не вспомнил. Такой кислый макгаффин (Хичкок бы себе такого никогда не позволил) уже давно пора смыть в унитаз ввиду описанной неуникальности.

Самый что ни на есть стереотипный боевик его авторы пытаются «освежить» всеми доступными им способами. Так, в противостоянии между старым и новым, между потрёпанным киллером и молодым полицейским, встаёт, как камень преткновения, мобильный телефон. С его помощью, оказывается, можно вычислить все координаты городских преступников («Храни Бог, Google!»), залезть в базу данных спецслужб и даже убить (нанеся поражающий удар в болевую точку или незаметно бросив литиевую батарею в кофе, чтобы отравить противника). Здесь тоже невольно вспоминается Тарантино – диалог из «Криминального чтива» между Тыковкой и Зайчишкой о том, что, мол, ограбить банк теперь можно с помощью грёбаного мобильного телефона.

Слай ещё держит удар

Режиссёром всего этого старомодного пиршества на современных рельсах является несколько лет не снимавший Уолтер Хилл. В своё время он успел поработать практически со всеми звёздами боевиков 1980–1990-х годов и сам приложил руку к развитию этих образов. В 88-м он работал с Арнольдом Шварценеггером над «Красной жарой», в 89-м с Микки Рурком над «Красавчиком Джонни». В 96-ом – с Брюсом Уиллисом над фильмом «Герой-одиночка», римейком «Телохранителя» Акиры Куросавы, который в свою очередь был вольной экранизацией произведений Дэшиела Хэммета – одного из основоположников жанра нуар в литературе. Вот такой пережёванный нуар нас и ожидает в «Неудержимом», где режиссёр наконец-то добрался до Сильвестра Сталлоне, с которым ему не доводилось работать ранее. Последний бастион целомудрия пал.

В «Неудержимом» Сталлоне не показал нового персонажа, а все ссылки на прежних героев почему-то не сработали

Оно и неудивительно, герои из прошлого – тренд, стремительно набирающий обороты. Так, совсем скоро в российский прокат выйдет фильм с Железным Арни под названием «Возвращение героя». Это ещё один сольный проект кумира повзрослевших мальчишек. Однако одиночные партии героев прошлого в старомодных схемах представляются сомнительным начинанием. Ведь ничего нового такой подход не может дать. По сути, эти проекты рискуют остаться проходными ностальгическими боевиками. Вот смотреть на них всех вместе – было отличным ходом. Шварц и Слай в одном фильме – случай беспрецедентный.

В «Неудержимом» Сильвестр Сталлоне не показал нам нового героя, а все ссылки на прежних, любимых, «народных» героев (в том числе «автоцитаты» из того же «Специалиста») почему-то не сработали. Новый фильм – это и не нуар в чистом виде и, конечно, не «Леон». Поэтому за дальнейшим движением пули в чей-то голове следить уже как-то не хочется.